3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма

3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма

В хирургии повреждений общепатологическим и клиническим вы­ражением экстремального состояния, как понятно, является травма­тический шок. Конкретно в ранешном постшоковом периоде продолжи­тельностью до 3—4 суток более много проявляется 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма стоимость срочной адаптации, тот общий многофункциональный вред, который понесен ор­ганизмом в связи с реализацией срочной неспецифической адапта­ционной реакции, неадекватной силе повреждающего воздействия на организм. Более полное представление 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма об этом вреде формиру­ется на основании клинического вида пациента.

Как ранее говорилось во 2-ой главе, клинический образ — особенная форма докторского мышления, обретаемая с опытом. В ней получают интегральное отображение глубинные личные патогенети­ческие механизмы 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма патологического процесса, наружные (клиниче­ские) проявления этих устройств и сразу формируются суждения о конкретном и отдаленном прогнозах. Понятие о клиническом виде сближает медицину с искусством. Вместе с фор­мальной логикой тут 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма получают важную роль способность доктора к внутреннему перевоплощению, его интуиция, типичное творче­ское вдохновение, дозволяющие понять всю сложность развившей­ся патологической ситуации в ее личном выражении и вроде бы “высветить 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма” те узловые моменты хитросплетения внутриорганизменных процессов пациента, воздействие на которые способно при­нести фуррор в лечении. Невзирая на нечеткость словесного выраже­ния, это понятие полностью реально и приносит бесспорную пользу. Подобно тому как 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма успешно воссозданный в представлении создателя об­раз литературного героя начинает действовать без помощи других и не допускает случайного толкования поведенческих реакций в процессе развития сюжетной полосы, также и правильно воссозданный в созна­нии доктора 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма клинический образ пациента обретает конкретные пер­спективы собственного развития и. а именно, перехода в следующее функциональное состояние. Тогда доктор, получая информацию о раз­личных параметрах жизнедеятельности пациента в процессе функцио­нального 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма мониторинга, перестает ощущать себя оператором, нахо­дящимся за “пультом” и стремящимся произвольно корректировать ситуацию при помощи огромного количества “рычагов”, любой из которых управляет только отдельным звеном сложного механизма. Он приоб­ретает способность вести 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма типичный диалог с организмом больно­го. признавая за этим организмом право на самоорганизацию.

Совместно с тем это совсем не значит, что внедрение био­логически активных медиаторов в форме разных медикаментов нецелесообразно 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. Напротив, по мере зания главных точек со­пряжения цитокиновой сети сложных многофакторных процессов целенаправленное применение искусственных медиаторов по строго определенным свидетельствам представляется существенно более пер­спективным, чем внедрение так именуемых 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма “модулирующих” биопрепаратов поливалентного деяния. Но и на этом пути имеется ряд укрытых угроз.

Сначала опыт научных изысканий указывает, что открытие новых медиаторов, составляющих цитокиновую сеть таких сложных персонально детерминированных процессов, как иммуногенез либо, например 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, апоптоз, делает только иллюзию завершенности по­знания этих процессов. С течением времени такая иллюзия неоднократно преодолевается новыми открытиями. Всегда нужно сознавать, что сокрытые, еще не известные, агенты саморегуляции организма, по 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­добно подводной части айсберга, составляют существенно огромную часть, превосходящую объем наших знаний. Не считая того, в обеспе­чении саморегуляции организма имеет значение не только лишь наличие самих медиаторов, да и особенности их пространственно 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма-временного взаимодействия. Последнее событие в большой мере определя­ет особенность цитокиновой сети, особенность базового метаболизма. А набор медиаторов, требуемых для воплощения того либо другого сложного процесса, более либо наименее постоянен.

Во 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма-2-х, применяя искусственные медиаторы (ферменты, анти­ферменты либо другие биорегуляторы) всегда нужно иметь в ви­ду возможность внезапных результатов. Включение медиатора в сложную саморегулирующуюся динамическую систему базового ме­таболизма без учета ее особенности способно 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма инициировать реализацию других вариантов бифуркаций функциональ­ных алгоритмов на молекулярном уровне. При всем этом, согласно теории диссипативных систем, запускается непредсказуемое развитие процесса. Схожее развитие событий, допустим, в иммуногенезе связа­но с широким 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма спектром высококачественных различий эффекта от иммунодепрессии либо иммунотолерантности. с одной стороны, до тяже­лых аллергозов либо аутоиммунных состояний — с другой.

Настолько же непредсказуемым, видимо, возможно окажется итог воздействия при помощи 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма искусственных медиаторов на другой слож­ный процесс — апоптоз. Как понятно, под апоптозом понимается на генном уровне детерминированная программка молекулярных преобра­зований в клеточке, развивающихся в ответ на воздействие поврежда­ющих причин и в итоге приводящая 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма к смерти клеточки. Согласно сложившимся в текущее время представлениям, алгорит­мические звенья апоптоза связаны поочередно с повышением внутриклеточного содержания кальция, активацией поли(АДФ-рибозил)полимеразы, нарушением синтеза макроэргических соединений и стимуляцией 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма свободнорадикального окисления липидов на фоне подавления естественных антиоксидантных причин [17. 22, 28. 46, 56J. Беря во внимание, что большая часть из обозначенных простых про­цессов, составляющих программку апоптоза. в определенных границах собственной интенсивности являются полностью 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма физиологичными и даже бо­лее того — необходимыми для обеспечения активной жизнедеятель­ности клеточки, полностью допустимо представить, что искусственная корректировка апоптоза способна привести к непредсказуемым эффек­там. Если превышается персонально ограниченная терапевтиче­ская широта 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма того либо другого медиатора, то спектр вероятных высококачественных различий итогового результата распространяется от прогрессирующего всераспространенного некробиоза тканей до онкогенного эффекта, связанного с неконтролируемым ростом и размно­жением низкодифференцированных клеток.

В конце концов, нужно 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма учесть и то общеизвестное обстоятель­ство, что длительная подмена естественных медиаторов искусст­венными (опять-таки в связи с саморегуляцией базового метаболиз­ма) содействует подавлению выработки естественных товаров, что является массивным 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма фактором дезинтеграции детерминированной ци­токиновой сети.

Таким макаром, ни в коей мере не отвергая перспективности кор­ригирующих воздействий на молекулярном уровне, хотелось бы обра­тить внимание на необходимость разработки методологических прин­ципов 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма реализации данного пути с учетом особенностей индивидуаль­ного клинического вида пациента и способностей трансформации этого вида методом саморегуляции. Это представляется в особенности важ­ным, если появляется экстремальное состояние организма, безизбежно способствующее 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма неупорядоченности базового метаболизма.

В последние десятилетия появилась настоящая возможность перево­да очень неконкретных рассуждений о клиническом виде на зна­чительно более определенный научный и даже математический язык. Этому содействовало развитие теоретических положений термоди­намики 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма неравновесных процессов и сложных диссипативных систем, формирование нового общенаучного направления — синергетики, также обширное распространение способов диагностического анализа, основанного на использовании микропроцессорной компьютерной техники.

В прошлых главах были изложены утвердившиеся в процессе 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма иссле­дования (приемущественно в итоге анализа клинических наблю­дений) представления о механизмах интеграции процессов жизне­обеспечения организма и о факторах, ограничивающих степень вну­тренней свободы этих устройств. В организме, так же как 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма в хоть какой другой сложной динамической конструкции, существует определен­ная степень внутренней свободы (типичный “свободный ход”) для каждо­го из внутренних многофункциональных процессов. В границах этой вну­тренней свободы допустимы колебания 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма многофункциональных характеристик зависимо от режима жизнедеятельности, которые не нарушают внутренней сопряженности работы, а как следует — стойкости и целостности всей динамической конструкции. Обоюдная сопря­женность многофункциональных алгоритмов в свою очередь имеет специ­альные механизмы регуляции 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. Физиологические и патологические нюансы этих устройств, как уже упоминалось, рассматривались выше. Сейчас же следует охарактеризовать действие устройств ин­теграции и конфигурации их состояния при появлении в организме экстремальной ситуации вследствие 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма выполнения многофункциональной сверхзадачи. Другими словами, цель данного раздела состоит в обо­значении подходов, а поточнее — путей использования теоретических положений термодинамики диссипативных систем для решения кли­нических задач, связанных с экстремальным состоянием. Воззвание к 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма клиническим нюансам трудности принуждает вновь возвратиться к избранной медицинской модели. Многофункциональная перестройка, обу­словленная тяжеленной сочетанной травмой и идентифицируемая кли­нически как экстремальное состояние организма, с позиций рассмо­тренного в прошлом разделе главы 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма системного термодинамиче­ского подхода представляет собой глубокую разбалансировку, неупо­рядоченность. другими словами диссипацию неравновесной системы. Если неизбежность смертельного финала не реализуется в течение первых часов после травмы, то создается неподражаемая 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма возможность опера­тивно оценить на шаге исходной, неуравновешенной адаптации вред, понесенный организмом в итоге преодоления экстремального состояния, и на базе этой оценки попробовать создать принци­пы прогнозирования предстоящего развития событий. Но для конст 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­руктивных выводов по оценке понесенного вреда нужно иметь начальную рабочую концепцию о существе и многофункциональном смысле общесистемных конфигураций, наступающих в остром периоде экстремального состояния системы. Клинически — это период трав­матического шока 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.

Согласно изложенным ранее положениям, основная битва за жизнь при экстремальном состоянии системы перемещается на уровень глубинных базовых причин системообразования. Можно пола­гать. что тут ценою неминуемого не только лишь многофункционального, да и ультраструктурного вреда 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма изыскиваются способности частично­го использования в интересах сиюминутной многофункциональной доми­нанты той связанной внутренней энергии, которая при хоть какой дру­гой ситуации никогда не употребляется для обеспечения адаптивных процессов.

На 1-ый взор такое 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма предположение представляется неправо­мерным. так как оно противоречит сложившимся в физиологии представлениям о биоэнергетике. Но и в физиологи имеются убедительные свидетельства того. что адаптация часто достигается ценой повреждения 114). Если 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма же обратиться к эмпирическому обоб­щению, включающему процессы и явления за пределами медицин­ских заморочек, то просматривается более общая закономерность:

сохранение сложной системы в критичной ситуации достигается ценой разрушения ее инфраструктурных частей. В биологии рас 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­сматривается даже конструктивная роль схожих жертв. Они нераз­рывно связаны с эволюцией. Допустимость и необходимость пожертвования малым ради сохранения (либо совершенствования) большего определяются, видимо, тем, что более большая система, возвратив 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма собственный многофункциональный потенциал, оказывается способной вернуть утраченные элементы инфраструктуры либо поменять их новыми, более совершенными. Отсюда полностью разумеется .что разру­шение инфраструктуры в критичной ситуации имеет не только лишь причину, да и цель. Жертва 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма частичного разрушения инфраструктуры обретает оправдание, если она обеспечивает дополнительный приток энергии. О том, что такое может быть, свидетельствуют эмпирические обобщения в разных областях познаний.

Исследование форм существования материи показывает на высвобо 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­ждение массивного потока энергии при массовом разрушении элемен­тарных структур, стабильность которых находится в зависимости от силы сцепления ультраструктурных частей. Для доказательства распространенно­сти этого явления совершенно не непременно обращаться 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма к более де­монстративным процессам ядерного радиоактивного расщепления. Обширно известны примеры промышленного внедрения связанной энергии кристаллов. Более увлекательны результаты исследовательских работ В.В.Болдырева, директора НИИ физики твердого тела Сибирского отделения Русской академии 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. Используя уникальные ме­тоды размельчения жестких тел, создатель следил резкое усиление их активности без конфигурации хим структуры [8, 9].

Таким макаром, основываясь на эмпирическом обобщении, допу­скающем экстраполяцию универсальных закономерностей в несмеж­ные области познаний 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, можно с определенной достоверностью предпо­ложить, что разрушение четырехмерной молекулярной структуры ус­тойчивых алгоритмов, так же как и других устойчивых простых структур, способно освобождать некое количество связанной энергии, которое в суммарном 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма выражении обретает значимость для дополнительного обеспечения сложных адаптивных процессов. Во­просы эквивалентов и устройств транспозиции освобожденной энергии на другие уровни (этажи) жизнеобеспечения остаются пока недостаточно ясными [53|. Понятно только. что обретение дополнительной энергии 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма в этом случае связано с нарушением пространст­венной четырехмерной структуры многофункциональных алгоритмов базового метаболизма и что это получает неминуемое выражение в дезинтеграции процессов, ответственных за создание целостности живой системы. Возможность конкретно такового развития 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма событий под­тверждается при исследовании патогенеза острой дыхательной недоста­точности, которая при тяжеленной сочетанной травме становится клю­чевым моментом полиорганной дефицитности.

Клинический опыт указывает, что разные формы недостаточ­ности наружного 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма дыхания получают более колоритную клиническую манифестацию после относительной стабилизации гемодинамики, нарушенной острой реакцией на томную травму. В то же время переключение многофункциональной доминанты на механизмы долговре­менной адаптации безизбежно отягощается генерализованными нару 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­шениями, имеющими синдромное выражение и, а именно, син­дромом системной несостоятельности био мембран. Неконтролируемая интенсификация перекисного окисления липидов, повреждение многомембранных систем организма на биологическом уровне активными субстанциями вместе с нарушением микроциркуляции, болевым “тормозом” дыхания обусловливают 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма высшую возможность развития респираторного дистресс-синдрома взрослых (РДСВ).

Анализ состояния системы газообмена у 16 пострадавших после тяжеленной сочетанной травмы с финалом посттравматической острой дыхательной дефицитности (ОДН) в 3—4 стадию [13] РДСВ пока­зал, что ухудшение 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма характеристик диффузии кислорода через альвеолярно-капиллярные мембраны (повышение респираторного индекса — РИ), ухудшение микроциркуляции в легких (рост альвеолярного мер­твого места — АМП), гиповентиляция (уменьшение минут­ной альвеолярной вентиляции — МАВ) манят за собой скачкообраз 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­ное уменьшение напряжения кислорода в артериальной крови (РаO2). При всем этом рефракторная гипоксемия развивается несколько отсрочено. обычно на третьи день посттравматического периода. Наличие определенного “укрытого” периода формирования много­факторных нарушений 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, прямо за которыми происходит одномоментное изменение многофункционального состояния всего организма с разви­тием более тяжеленной формы посттравматической ОДН — 3—4-й стадии РДСВ, делает оправданным применение универсального ме­тода исследования всех скачкообразных переходов — теории катастроф.

Теория 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма катастроф получила обширное распространение и интенсивно об­суждается в научной литературе применительно к разным природ­ным явлениям и процессам. В широком смысле катастрофами обозна­чаются скачкообразные конфигурации, возникающие в виде неожиданного 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма ответа системы на плавное изменение наружных критерий [4J. Таким об­разом, теория катастроф конкретизирует общее положение диалектики о переходе количественных конфигураций в высококачественные и предлагает методологию исследования универсальных устройств этого перехода.

Одной из 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма симпатичных сторон этой теории является возмож­ность разъяснения появившейся ситуации методом измерений выходных характеристик при непрерывном изменении входных управляющих пара­метров с учетом адаптируемости, другими словами меры жизнеспособности, выживаемости 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма системы [43].

Рассматривая травму как внешнюю возмущающую силу, считали, что она приводит систему дыхания в неупорядоченное состояние, при котором процессы в ней получают диссипативный нрав. В итоге нарастают несогласованность, неупорядоченность системных процессов, резко 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма растет энтропия. Другими словами, система наружного дыхания под воздействием сильного повреждаю­щего фактора — травмы — выходит из стационарного режима собственной работы. Устанавливающийся в системе новый режим воспроизводит характеристики “необычного” аттрактора, когда режим осцилляции процес 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­сов, составляющих функцию, выходит из равновесия и серьезной пери­одичности. Важным свойством “странноватых” аттракторов является их высочайшая чувствительность к малому изменению входных управля­ющих характеристик, непостоянность, слабенькая устойчивость [4].

Даже при малом изменении входных управляющих 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма характеристик (увеличении РИ, АМП, уменьшение МАВ) более возможно попада­ние системы в область дезадаптации, чем в область адекватной ответ­ной реакции на изменившиеся условия существования. Это проявля­ется в чертовском понижении 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма Рао2 с развитием рефракторной гипоксемии. Данное положение носит заглавие принципа “хрупко­сти неплохого”, согласно которому все не плохое (к примеру, стабиль­ность, устойчивость) более хрупко, чем нехорошее (непостоянность, неустойчивость) [27].

Другим 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, более принципиальным свойством “странноватых” аттракторов яв­ляется их способность “притягивать” примыкающие режимы движения, хаотизировать и дезаптировать их [4]. Конкретно этим можно разъяснить инициирующую роль нарушений наружного дыхания при посттравма­тической ОДН по отношению к 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма изменению характеристик транспорта газов кровью, тканевого дыхания.

Вкупе с тем системе газообмена в целом неотъемлемо присуща структурная связанность ее подсистем (наружное дыхание, транспорт газов кровью, тканевое дыхание). В этом нужное условие су 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­ществования хоть какой сложной системы. Структурная связанность системы, а именно, характеризуется наличием контуров оборотной связи. Анализ материала показал, что контур оборотной связи посттравматической ОДН с финалом в 3—4-ю стадию РДСВ носит 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма “положительный” нрав, другими словами отклонение от состояния равно­весия в подсистеме транспорта газов кровью, в тканевом дыхании вызывает усиление этой же тенденции (дезадаптации) и в аппарате наружного дыхания. Так, по нашим данным, гемодинамическая ком 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­пенсация посттравматических дыхательных расстройств была очевидно недостаточной: через 72 часа после травмы посреди пациентов с 3—4-й стадией РДСВ признаки гипоциркуляции были отмечены у 12 из 16 (75.0 %) против 56 из 185 пострадавших (30.1 %) без рефракторной гипоксемии. В итоге 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма увеличение общего периферического со­противления, характерное гипоциркуляции. еще более расстраи­вало микроциркуляцию в легких.

С позиций теории катастроф в качестве модели атмосферно-легочного газообмена при травматической заболевания рассматривали каноническую формулу возможной (энергетической) функции системы 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма (потенциала, описывающего динамику данной системы). которая имела последующий вид:




Внедрение личных производных от входных характеристик ка­нонического уравнения позволило выявить своеобразие динамики Рао, при изменении РИ, АМП, МАВ и некие особенности 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма по­ведения системы наружного дыхания в области катастрофы — 3—4-й стадии РДСВ. А именно, было установлено последующее.

1) Приближение к точке катастрофы с развитием 3—4-й стадии ^ РДСВ, очень тяжело купирующейся гипоксемией, можно 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма ждать при увеличении РИ до 0.40 и больше (у старых людей до 60 лет), АМП — до 15.0 % и поболее.

2) Рефрактерность гипоксемии по отношению к мероприятиям насыщенной терапии, направленной на улучшение диффузии кисло­рода и микроциркуляции в 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма легких, разъясняется особенностью зави­симости Рао2 от РИ и АМП при развернутой медицинской картине РДСВ. Последняя состоит в том. что даже существенному уменьшению РИ и АМП безизбежно сопутствует маленькой рост Рао,. Так, уменьшению 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма РИ и АМП на 10.0 % от их фактического зна­чения сопутствует повышение Рао2 лишь на 2.0—4.0 % при РДСВ 3—4-й стадии. В тоже время уменьшение РИ и АМП на те же 10.0 % в исходных 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма стадиях посттравматической ОДН сопровождается уве­личением Рао2 на 14.0—15.0 %.

3) Гиповентиляция конкретно не связана со скачкообраз­ным высококачественным конфигурацией параметров системы наружного дыхания. Всепостоянство линейной зависимости Рао2 от динамики МАВ обусло­вливает значимость вентиляционных нарушений в 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма предстоящем усу­гублении дыхательных расстройств на фоне уже произошедшей ката­строфы — 3—4-й стадии РДСВ.

При всей значимости решения самостоятельной задачки скорого устранения критичного состояния методом интенсификации процес­сов срочной компенсации сводить 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма цели оптимизированной интенсив­ной терапии дыхательной дефицитности после томных травм толь­ко к профилактике жизнеугрожающих расстройств неправомерно.

Кибернетическим аналогом второго закона термодинамики, из ко­торого следует, а именно, что термодинамическая оптимизация хоть какой функции 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма организма и хоть какого процесса в нем находится в зависимости от со­отношения энтропийных и неэнтропийных тенденций, является принцип нужного многоообразия У.Р.Эшби. Согласно этому принципу, для того чтоб система воплотила 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма данный тип пове­дения вне зависимости от наружных помех, нужно подавить не­желательное обилие в ее поведении, увеличив огромное количество уп­равлений. Таким макаром, обилие может быть разрушено только разнообразием 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма [48].

Исходя из этого, насыщенную терапию посттравматической ОДН следует рассматривать как средство улучшения маневренности систе­мой газообмена. Для заслуги этой цели нужно, во-1-х, убрать нарушения регуляторной функции центральной нервной системы (на данном шаге 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма она является принципиальным фактором саморегу­ляции), во-2-х придать контурам оборотной связи меж подотде­лами системы дыхания соответствующие знаки, для того чтоб не проис­ходило усугубления неупорядоченности, дезадаптации по принципу положительной оборотной 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма связи. В реализации этого положения осо­бая роль принадлежит устранению потока ноцицептивной патологи­ческой импульсации средством адекватного обезболивания, кото­рое не вызывает излишнюю центральную депрессию, а наобо­рот предутверждает развитие дезадаптивного патогенного 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма нейронального компонента боли — мучения.

С учетом направления потока энергообеспечения (легкие—кровь—ткани) правомерно считать, что системе дыхания присуще основное свойство хоть какой иерархической системы: невзирая на расстройства в локальных пт (неизбежность 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма нарушений более уязвимого атмосферно-легочного газообмена при тяжеленной травме), система в целом может работать нормально за счет ограничения небла­гоприятных воздействий одной части системы на другую. По другому гово­ря. углубление “возможной ямы” общеорганизменного 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма функцио­нального аттрактора (см. рис. 3.2) ослабляет проявление неминуемых возмущений, возникающих в отдельных многофункциональных методах. Отсюда следует обязательность проведения целительных мероприятий, на­правленных на улучшение транспорта газов кровью, тканевого дыхания 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма для обеспечения структурной связанности сложной иерархической уп­равляемой системы газообмена в экстремальных критериях острого энергетического кризиса, присущего травматической заболевания.

Таким макаром, вербование теории диссипативных систем и си­нергетики к решению медицинской препядствия 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма экстремального состоя­ния имеет не только лишь общенаучный, да и прямой практический смысл. Оно разъясняет роль в реализации экстремального состояния одно­го из основных системообразующих причин живого организма — хронобиологической согласованности и сопряженности процессов базис­ного 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма метаболизма. Осознание данного происшествия содействует формированию методологии диагностического и целебного подходов. направленной не на разработку новых личных способов интенсив­ной терапии, решающих определенные задачки (это направление совер­шенствования в лечении критичных 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма состояний сохраняется полностью. но не оно составляет предмет данного обсуждения), а на преждевременное включение саморегуляции организма как основополагающего условия устойчивой, длительной адаптации.

Определение и устранение острой дефицитности наружного ды­хания в постшоковом периоде 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма остается главный и нерешённой по­ка еще задачей в лечении последействий экстремального состояния организма. Сопряженность нарушений наружного дыхания с расстрой­ствами базового метаболизма, а через их — с главными системообразующими факторами 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма просматривается тут в особенности ясно. Внедрение новых управляемых программ и самых современных мето­дов искусственной вентиляции легких не способно без помощи других решить эту делему. Решение должно быть связано с восстановле­нием устройств 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма сопряженной саморегуляции 2-ух основных системо­образующих причин: согласованности базового метаболизма с его единой персонально детерминированной хронобиологической про­граммой, с одной стороны, и доминирующей роли кислорода в окис­лительно-восстановительном потенциале организма 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма — с другой. При всем этом нарушения на любом из шагов кислородного обмена неизбеж­но получают общесистемную значимость и реализуются в функци­ональных расстройствах на всех уровнях жизнеобеспечения.

Гипоксия, безизбежно проявляющаяся при насыщенном 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма продол­жительном многофункциональном напряжении, обусловливает постепен­ное включение анаэробного гликолиза в качестве временного альтер­нативного источника энергообеспечения. До того времени пока анаэроб­ный гликолиз делает вспомогательную роль и способен просто уступить место 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма окислительному фосфорилированию. если восстанав­ливается снабжение кислородом, он решает полезную задачку. Но как энергообеспечение конструктивно перестраивается на анаэроб­ный путь, это тянет за собой бесконтрольное возрастание свободно-радикального окисления липидов. и 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма предстоящее развитие событий приобретает фатальную динамику. Типичный переходный пери­од. когда в организме сосуществуют и аэробный, и анаэробный пути энергопродукции и значимость обоих путей относительно уравнивается, время от времени характеризуется как “промежный метаболизм 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма” [55]. В отличие от применяемого нами понятия “базовый метаболизм” в этом случае обозначение “промежный метаболизм” соотносит­ся со существенно более ограниченной сферой представлений из области обмена веществ организма. Оно отражает неустойчивое рав­новесие аэробного и 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма анаэробного путей энергетического обмена в критичной ситуации перед полной необратимой и фатальной пере­ориентацией на анаэробный путь. Такая ситуация в энергетическом метаболизме соответствует экстремальному (последнему, погранично­му) состоянию организма, клинически 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма проявляющемуся в так назы­ваемой полиорганной дефицитности (ПОН). Вкупе с тем полиор­ганная дефицитность (а поточнее — полиорганная несостоятельность) рассматривается нами как клиническая манифестация неупорядочен­ности диссипативных процессов на уровне базового метаболизма, являющаяся наиблежайшим 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма последствием запредельного функциональ­ного напряжения. И хотя несостоятельность многофункциональной систе­мы наружного дыхания проявляется на данном шаге более нередко, в целом клиническая картина ПОН характеризуется выраженной пе­стротой, что обосновано персональными 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма различиями, зависящими от изначальной, так сказать, фоновой многофункциональной ущербности организма, его locus minoris resistentio. Это и делает существенное обилие вариантов сочетания ранешних постэкстремальных ослож­нений и последовательности их развития.

В более поздние 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма сроки, к концу первой недели после тяжеленной сочетанной травмы, преобладающими становятся универсальные пос­ледствия неупорядоченности базового метаболизма, реализующиеся в рефракторной иммунодепрессии и приводящие к развитию тяже­лых, в том числе и генерализованных, форм раневой 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма инфекции. В развивающейся ситуации основная, определяющая роль принадлежит глубинным нарушениям жизнедеятельности организма. Эти наруше­ния на сто процентов соответствуют томному инфекционно-воспалительному процессу, хотя констатировать последний правомерно только при условии подключения 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма другого нужного фактора инфек­ции — микробиологического. Особенная теоретическая и практическая значимость данного шага определили выделение его обсуждения в от­дельную главу, где подвергнутся рассмотрению теоретические и практические нюансы системной воспалительной 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма реакции организма на томную сочетанную травму и посттравматического сепсиса.

В конце концов, в случае подходящего конкретного финала насту­пает шаг позднего последействия экстремального состояния, когда стойкие неустраненные нарушения базового метаболизма могут ска­заться 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма на развитии либо особо томном, генерализованном течении тех либо других системных эндогенных болезней. Есть основания пола­гать. что и на данном шаге различие нозологических форм развивающихся болезней почти во всем находится в зависимости от 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма изначальной функциональ­ной ущербности определенного организма, на которую вроде бы “наслаи­ваются” нарушения алгоритмов базового метаболизма, обусловленные перенесенным экстремальным состоянием. Правда, как уже неодно­кратно отмечалось ранее, все. что 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма касается отдаленного последействия перенесенного экстремального состояния, еще пока с трудом поддает­ся верификации, так как основывается на отдельных наблюдениях, а не на довольно репрезентативных обобщающих материалах.

Более принципиальное заключение, вытекающее из внедрения положе 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­ний синергетики к решению медицинской трудности экстремального состояния, связано с перспективой математического описания клини­ческого “вида” пациента в постшоковом периоде при помощи компь­ютерной техники. Это значит, что обретается возможность достовер­ного ранешнего 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма прогнозирования вероятной динамики травматической заболевания и упреждающего ее исцеление у определенных пациентов.

Вернемся к изначальной, облегченной, схеме аттрактора, обозна­ченной на рис. 3.1. Представив, что она показывает пространствен­ную модель аттрактора действенной либо, по 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма другому говоря, условно нор­мальной стресс-реакции организма на чрезвычайное воздействие, преднамеренно выберем несколько (менее 6—8) функциональ ных алгоритмов, которые оцениваются как более репрезентатив­ные для образного восприятия многофункционального состояния исследу­емого 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма организма, переживающего чрезвычайную ситуацию. Потом осуществим плоскостной поперечный срез аттрактора, своеобразную “интегральную томографию”, позволяющую репродуцировать пред­ставление о пространственном виде аттрактора. Выходит плоско­стное изображение (“профиль”). Его допустимо сопоставить с условно обычной 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма стрессорной реакцией (рис. 3.7-а). Если сейчас осущест­вить аналогичный плоскостной срез пространственной схемы у дру­гого пациента, у которого насупил срыв многофункциональной интегра­ции, обусловивший формирование “необычного” аттрактора вследствие отличия траекторий отдельных многофункциональных 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма алгоритмов в точках бифуркаций (рис. 3.7-6), то приобретенный “профиль” может быть сопоставлен с первым. На основании установленных различий раскрывается возможность кластерного анализа уже не физиологиче­ских, а патологических профилей с выделением их 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма типовых вариан­тов, которые при использовании специально разработанного матема­тического аппарата могут быть достоверно соотнесены с особенностя­ми клинического течения в целях определения прогноза. При всем этом создаются условия для 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма упреждающего исцеления томных осложнений на базе корректировки многофункционального состояния пациента методом “диалога” с его организмом, за которым признается способность к са­морегуляции. Разработке системы многофункционального мониторинга, основанного на изложенных принципах, посвящена последующая глава.







Рис. 3.7. Схема 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма проигрывания многофункционального “профиля” пациента методом “полиграфии” аттрактора.

а — многофункциональный аттрактор пациента с действенной стресс-реакцией:

б — многофункциональный аттрактор в критериях срыва стресс-реакции с образованием отклонений от запрограммированных алгоритмов сходу 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма нескольких процессов, формирующих аттрактор. А, В, С. D. Е — линии движения отде.1ьных функциона.1ьных алгоритмов. На “а”: А1—Е1 — функциона.лный профиль “условно обычной” стресс-реакции: на “о”: А1—Е1 — “пато 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.югическчч” многофункциональный профиль. Подробные разъяснения в тексте.

РЕЗЮМЕ

Теория термодинамики диссипативных систем и фундаменталь­ные принципы синергетики могут быть применены в целях углуб­ленного и поболее полного представления о сути устройств энергообеспечения при 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма экстремальном состоянии организма. Для этого нужно рассматривать организм как сложную открытую неравновесную систему, адаптация которой к изменениям критерий существования достигается методом саморегуляции. Организующим фактором саморегуляции при неожиданном и резком изменении усло­вий существования становится 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма многофункциональная доминанта. Она им­перативно содействует продвижению огромного количества сопряженных вну­тренних процессов (вначале складывающихся на уровне межмо­лекулярного взаимодействия) с единой целью — убрать жизнен­ную опасность. Конкретно многофункциональная доминанта 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма обеспечивает при­оритетное избирательное энергообеспечение этих процессов. Таким макаром, формируется многофункциональный аттрактор.

В случае последнего, экстремального состояния переориентация энергетического потенциала осуществляется с неминуемым “обкрадыванием” ряда принципиальных процессов жизнеобеспечения, имеющих отно­шение к 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма системообразующим факторам, другими словами к существованию ор­ганизма в качестве сложной, глубокоинтегрированной, малогабаритной биосистемы. Имеются в виду те глубинные процессы, которые, не бу­дучи конкретно причастными к реакциям срочной адаптации, совсем нужны для устойчивой 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма стабилизации жизнедеятель­ности после устранения экстремальной ситуации. Следствием энерге­тического “обкрадывания” этих процессов становится их дезинтегра­ция с следующим нарушением детерминированных алгоритмов. В базе дезинтеграции лежит отклонение пространственных траекто 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­рий отдельных процессов в точках их бифуркации. Создаются усло­вия для формирования “необычного” аттрактора. Он отражает уже не эффективную стресс-реакцию, а патологическую ситуацию. Нрав и перспективы развития этой ситуации разноплановы и зависят от 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма личных различий цитокиновой сети базового метаболизма.

Изложенная интерпретация развития событий позволяет подойти к осознанию термодинамической базы экстремального состояния и его последействия. Но главное — она открывает принципную возможность сотворения системы многофункционального компьютерного 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма мониторинга, учитывающей личные и типовые причины. действующие на динамический прогноз травматической заболевания.

ЛИТЕРАТУРА

1. Анохин П.К. Рефлекс и многофункциональная система как причины физиологи­ческой интеграции // Физиол. журн. СССР. 1949.—Т. 35, № 5.—С. 491—503.

2. Анохин П 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.К. Неувязка компенсации нарушенных функций и ее значение для медицинской медицины // Хирургия.—1954.—№ 9.—С. 3—11.

3. Анохин П.К. Теория многофункциональных систем // Успехи физиол наук— 1970.-Т. I, № 1.-С. 19-54.

4. Арнольд В.И. Теория катастроф.—М.: Наука 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, 1990.—126 с.

5. Аршанский И.А. Некие методологические и теоретические нюансы анализа закономерностей личного развития организмов // Вопр. фи­лософии.—1986.—№ 11.—С. 95—104.

6. Библояни А. Молекулы, динамика и жизнь: Введение в самоорганизацию материи: Пер. с англ.—М.: Мир 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, 1990.—373 с.

7. Беляков В.Д. Структурно-системный подход в медицине —Л • ВМедА 1981.-17 с.

8. Болдырев В.В., Гольдберг Е.Л., Еремин А.Ф. Размерный эффект в механи­чески активированном фториде натрия // Докл. АН СССР 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.—1987.—Т. 292. № З.-С. 647-650.

9. Болдырев В.В. Механические способы активации неорганических веществ// Журн. Всесоюз. хим. о-ва им. Д.И.Менделеева.—1988.—Т. 33, № 4.—С. 374—383.

10. Варфоломеев С.Д., Мевх А.Т. Простагланлины — молекулярные биорегу­ляторы.—М.: Изд 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма-во МГУ, 1985.—307 с.

11. Васильева С.М. АДФ-рибозилирование // Биохимия.—1994.—Т. 59, вып. 2.—С. 215.

12. Радостного И.А., Левина М.3. Особенности многофункциональных перестроек био систем под наружным воздействием // Миллиметровые волны в медицине и биологии.—М 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма., 1989.—С. 195—198.

13. Гаврилин С.Д., Ерюхин И.А. Теоретические предпосылки улучшения ре­зультатов исцеления посттравматической острой дыхательной дефицитности // Общая патология и мед реабилитация.—СПб. 1994.—С. 42—48.

14. Гаркави Л.Х., Квакина Е 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.Б., Уколова М.А. Адаптационные реакции и резистентность организма.—3-е изд., доп. Ростов-н/Д: Иэд-во Рост. ун-та, 1990.-223 с.

15. Гринченко С.Н., Загускин С.Л. Механизмы живой клеточки: алгоритмиче­ская 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма модель,—М.: Наука, 1989.—227 с.

16. Жаботинский А.М. Концентрационные автоколебания,—М.: Наука, 1974.-178 с.

17. Жижина Т.П., Коробков В.Г., Алесенко А.В. Корреляция деградации ДНК, индуцированной ФНО-альфа с скоплением сфингозина в ядре и перекисей 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма в ДНК// Биохимия.-1994.—Т. 59, вып.11.-С. 1756-1765.

18. Касты Дж. Огромные системы: Связность, сложность и катастрофы: Пер. с англ.-М.: Мир, 1982.-207 с.

19. Юшорин А.М., Эристиви Н.Г. Значение антропологических исследовательских работ для исследования 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма эндокринно обусловленных процессов роста и развития малышей // Материалы Х конф. по возрастной морфологии, физиологии и биохимии.— М„ 1971.-Т. 2, ч.1.-С. 322-323.

20. Клиорин А.М., Тиунов Л.А. Многофункциональная неравнозначность эритроци­тов.—Л.: Наука, 1974.-147 с 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.

21. Князева Е.Н. Случайность, которая творит мир: (Новые представления о самоорганизации в природе и обществе) // Философия и жизнь.—1991.— № 7.-С. 3-31.

22. Коггл Дж. Био эффекты радиации: Пер. с англ.—М.: Энерго-атомиздат, 1986.—184 с.

23. Курдюмов 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика —теория самоорганиза­ции.—М.: Познание, 1983.—46 с.

24. Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем // Философские нюансы информатизации.—М., 1989.—С. 61—82.

25. Курдюмов С.П 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма., Малинецкий Г.Г., Потапов А.Б. Синергетика —новые на­правления.—М.: Познание, 1989.—48 с.

26. Лебедев К.А., Поняхина И.Д. Механизмы работы систем организма чело­века и их приложение в практической медицине // Физиология человека.— 1991.-Т 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. 17, № 4.-С. 132-145.

27. Левантовский Л.В. Особенности границы области стойкости // Многофункциональный анализ и его приложения. 1982.—Т. 16, вып.1.—С. 44—48.

28. Мачиапшс Т., Фрич Э., Сэмбрук Дж. Способы генетической инженерии: Молекулярное клонированпе: Пер. с англ.—М.: Мир. 1984.—479 с 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.

29. Николис Г., Пригодный И. Зание сложного: Пер. с англ.—М.: Мир. 1990.-342 с.

30. Базы физиологии многофункциональных систем / Под ред. К.В. Судакова.—М.: Медицина, 1983.—273 с.

31. Петров Р.В., Михайлова А.А 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма., Захарова Л.А. Костномозговые медиаторы, регулирующие иммунный ответ (миелопептиды) // Гематология и трансфу-ЗИОЛОГИЯ.-1984.-Т. 29, № 2.-С. 43-45.

32. Петров Р.В., Маджидов У.В., Сорокин С.В., Михайлова А.А. Корректировка иммунного ответа миелопептидами 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма у мышеи MRL/MpI-lpz/lpz с врожденны­ми аутоимунными расстройствами //Докл АН СССР.—1986.—Т. 283, № 3.— С. 756-759.

33. Петухов С. В. Биомеханика, бионика и симметрия.—М.: Наука, 1981.— 239с.

34. Пирогов Н.И. Вопросы жизни: Ежедневник старенького доктора.—СПб 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.: Тип. Ба­лашова, 1884.—464 с.

35. Пригожин И., Стингерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой: Пер. с англ.—М.: Прогресс, 1986.—431 с.

36. Пригожин И. Природа, наука и новенькая рациональность 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма: Пер. с англ. // Философия и жизнь.—1991.—№ 7.—С. 32—38.

37. Самарский А.А. Математическое моделирование и вычислительный экс­перимент// Вести. АН СССР.-1979.-№ 5.—С. 38-49.

38. Самарский А.А., Курдюмов С.П., Ахромеева Т.С Малчнецкий Г.Г. Моде­лирование нелинейных 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма явлении в современной науке // Информатика и на­учно-технический прогресс.—М., 1987.—С. 69—91.

39. Сатпрем. Шри Ауробиндо либо путешествие сознания: Пер. с франц.— Л.: Изд-воЛГУ. 1989.-334 с.

40. Сачков Ю.В. Конструктивная роль варианта // Вопр 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. философии.—1988.— № 5.-С. 82-94.

41. Судаков К.В. Доминанта и многофункциональная система // Многофункциональные системы организма.—М., 1987.—С. 54—69.

42. Судаков К.В. Главные принципы обшей теории многофункциональных сис­тем // Многофункциональные системы организма.—М., 1987.—С. 26—49.

43. Томпсон 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма Д. Неустойчивость и катастрофы в науке и технике: Пер. с англ.-М.: Мир, 1986.-232 с.

44. Уголев А.М. Естественные технологии био систем,—Л.: Нау­ка, 1987.-317 с.

45. Хаген Г. Синергетика: Иерархии неустоичивостей в 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма самоорганизуюшихся системах и устройствах: Пер. с англ.—М.: Мир, 1985.—320 с.

46. Хачтов P.M., Сидорович И. Г Игнатьева Г.А. Современные способы гиб-ридомных технологий.—М.: ВНИИМИ, 1987.—63 с.

47. Чернивский Д.С. Синергетика и информация.—М 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.: Познание, 1990.—78 с.

48. Эшби У. Введение в кибернетику: Пер. с англ.—М.: Изд-во иностр. лит., 1959. -С.112-118.

49. Юнг К.Г. Парацельс // Парадокс духа в искусстве и науке.—М.: Рсне-санс. 1992.-С. 16-18.

50. Яковлев Г.М 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма., Новиков B.C., Хивинсон В.Х. Резистснтность. стресс, регу­ляция.—Л.: Наука. 1990.—237 с.

51. Яковлев Г.М., Карлов В.А., Дьяконов И.И., Дикань В.Е. Типы кровообращения здорового человека: нейрогуморальная регуляция энергетического 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма ме­таболизма в критериях основного обмена// Физиология человека.—1991.— Т. 17, № 4.-С.88-104.

52. Guarini G. Nuovi orizzonti in Medicina. II caos с le sue leggi // Recenti Prog. Med.-1993.-Vol. 84, № 4.-P.278-286.

53. Rodriguez D.J 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма., Sandoval W., Clevenger F.W. Is measured energy expenditure correlated to injurv severity score in major trauma patients? // J. Surg. Res.—1995.— Vol. 59, № 4.-P. 455-459.

54. Rubner М. Das Problem der Lebensdauer und seine Beziehungen, zu 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма Wachsturm und Ernahrung.—Munchen; Berlin: Oldenbourg, 1908.—VII, 208 S.

55. Siegei J. H., Ce/ra F.B., Coleman B. el al. Physiological and metabolic corre­lations in human sepsis // Surgery.-1979.-Vol. 86., № 2.-P. 163-193.

56. Van Rensburg C 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.E.J., Van Staden А.М., Anderson R. Inactivation of poly (ADP-ribose)polymerase by hypochlorous acid // Free Rad. Biol. Med.—1991.— Vol. 11, № 3.—P. 285-291.

Глава 4, СИСТЕМА Многофункционального КОМПЬЮТЕРНОГО МОНИТОРИНГА ПРИ Тяжеленной 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма МЕХАНИЧЕСКОЙ ТРАВМЕ

“Физиологический ответ на тяжкий сепсис — это итог всеохватывающего взаимодействия меж симпатически обусловленными сердечными, сосудистыми и легочными компенсаторными меха­низмами в ответ на фундаментальные нарушения промежного метаболизма, вызванного септи­ческим процессом”.

J 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.H.Siegel

“Physiological and metabolic correlations in human sepsis”

По существу в данной главе пойдет речь об беспристрастной оценке многофункционального состояния хворого организма. Выше, во 2-ой главе, уже упоминалось, что функциональное состояние 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма как клиническая категория несет внутри себя необыкновенную информацию. Определение тя­жести многофункционального состояния отличается от определения тяже­сти травмы либо повреждения. В последнем случае имеются в виду постоянные характеристики, характеризующие степень деструкции орга­нов и 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма тканей. Функциональное состояние, напротив, очень лабиль­но. Оно находится в зависимости от многих причин, кроме морфологических на­рушений, и отражает (если соотносится с патологической ситуацией) уровень многофункциональной несостоятельности организма в момент 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма ис­следования. Проведение насыщенных корригирующих мероприятий в неких случаях (допустим, при острой кровопотере) позволяет время от времени в маленький срок конструктивным образом поменять функцио­нальное состояние. Но потом часто появляются другие обстоятельст­ва 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, способные вызвать настолько же резвую оборотную трансформацию.

В поликлинике оценка тяжести состояния, даже если она проводится на базе интегральных количественных характеристик, обычно отра­жает только удаленность от одной из 2-ух 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма полярных черт — “отлично” и “плохо” — либо, напротив, приближение к другой. На языке клиницистов оценка тяжести состояния формируется с ис­пользованием нескольких градаций — удовлетворительное, средней тяжести, тяжелое и очень тяжелое. Такая оценка ориентирует доктора 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма относительно степени актуальной опасности на момент обследования.

Меж тем всякую болезнь допустимо рассматривать как смену многофункциональных состояний организма, наступающую мгновенно, после заслуги критичного уровня количественных конфигураций многофункциональных характеристик, определяющих доброкачественную характеристику состояния 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. При математически беспристрастном воспро­изведении личного “вида” (либо “профиля”) функциональ­ного состояния в нем можно выделить признаки, определяющие направления следующей трансформации. Конкретно этот принцип может быть положен в базу разработки системы функционально­го 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма компьютерного мониторинга.

4.1. Беспристрастная оценка тяжести состояния пациента с синдромом системной воспалительной реакции и сепсисом

Беспристрастная оценка состояния пострадавшего, которая необходи­ма для составления адекватной программки исцеления, также для оценки эффективности тех 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма либо других препаратов либо способов тера­пии, в значимой степени затруднена всеохватывающей природой хи­рургической инфекции, множественными качествами проводимой насыщенной терапии, разными хирургическими вмешательства­ми. В связи с этим было создано много систем и 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма шкал, оценка по которым дается в виде интегрального балла. Они все, как прави­ло, нацелены на окончательный финал процесса, другими словами созда­ны по принципу “выжил — погиб”. В главном такие 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма системы более эффективны для пророчества смертельного финала, ежели благопри­ятного [2, 22, 30, 45]. Они могут употребляться при массовом посту­плении покалеченых, но очень непонятно их применение для опреде­ления целебной стратегии у определенного хворого в определенный момент 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма времени [12], что является основной тактической задачей в практике клинициста.

В 1980 году D.E.Fry и соавт. [17] проявили, что погибель после широких хирургических вмешательств либо томных травм обычно наступает в итоге заразных осложнений 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма и возможность ее тем выше, чем больше органов с развившейся дефицитностью. В 1983 году L.E. Stevens [44] предложил методику определения тяже­сти состояния методом расчета отдельных баллов для определенного ор­гана 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма либо системы. Им было выделено семь главных органов и сис­тем, для которых выполнялась многофункциональная оценка: легкие. почки, печень, желудочно-кишечный тракт, центральная нервная си­стема, система свертывания крови, сердечно-сосудистая система. В 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма каждой из этих систем было выделено 5 градаций расстройств — от малой до наибольшей.

Так, к примеру, для оценки функции печени при завышенном уровне лактатдегидрогеназы и аспартатаминотрансферазы, но при сохраненном в норме билирубине присваивался 1 балл 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. 5 баллов присваивалось, когда у хворого развивалась прекома и уровень би-лирубина превосходил 8.0 мг/100 мл.

Для вычисления степени тяжести состояния пациента нужно было сопоставить его характеристики с контрольными величинами, имеющи­мися в шкале 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, избрать три наибольших, возвести их в квадрат и просуммировать. Таковой метод расчета основывался на том предпо­ложении, что сумма квадратов приблизительно соответствовала экспоненци­альной зависимости, которой соответствовал и уровень 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма летальности.

Так, смертельный финал, развивающийся у хворого без признаков многофункциональной органной дефицитности, отмечается в 3 % слу­чаев, при многофункциональной дефицитности 1-го органа — в 30 % и 100 % — при дефицитности 4 органов [18]. Эта шкала получила наименование “Sepsis Severity Score 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма”, в сокращенной аббревиатуре — SSS. Проведенные исследования проявили достовер­ную связь уровня летальности со степенью тяжести, оцененной по этой шкале, что значит — чем больше баллов, тем выше вероят­ность смертельного финала.

В 1985 году Т 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. Skau и соавт. [43] провели исследование эффектив­ности использования шкалы SSS и предложили ряд модификаций, чтоб убрать имеющуюся субъективность в градациях этой шка­лы. Предложенная ими шкала получила заглавие “Modified Septic 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма Severity Score”, либо сокращенно — MSSS. В текущее время ее не­редко используют в научных исследовательских работах и публикациях, посвя­щенных нездоровым с сепсисом [13. 15].

Несколько другой подход к определению степени тяжести сепсиса был предложен E 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.A.Elebute и H.B.Stoner ]14]. Эти создатели разделили клинические признаки сепсиса на четыре группы. Тяжесть процесса в каждой из групп была оценена в балльной системе. Эти группы:

— местные проявления раневой инфекции;

— степень 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма температурной реакции;

— вторичные эффекты сепсиса;

— лабораторные данные.

Состояние хворого оценивалось по каждому из разделов и под­считывался общий суммарный балл. В следующем этот способ оценки получил заглавие “Sepsis Score 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма”, в аббревиатуре — SS. Про­веденные исследования ее эффективности в определении прогноза финала на нездоровых с перитонитом, пневмонией, раневой заразой, септицемией и медиастенитом проявили достаточно эффективную про­гностическую ценность — в 84 % случаев прогноз смертельного 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма финала заразного процесса определялся верно.

Все создатели, которые воспользовались этой шкалой, обращают внима­ние на ее некую субъективность. Так, если необходимость пере­вязок составляет менее 1-го раза в день — то присваивается 2 балла, а если выше 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма 1-го — 4 балла. Внедрение этой шкалы разными исследователями показало, что в среднем верный прогноз смертельного финала определялся в 82—87 % случаев.

Выставленные шкалы базировались на том положении, что все пациенты (не считая кардиологических и 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма погибших в итоге “вне­запной погибели”) погибают, обычно, от сепсиса. Потому процесс умирания — это динамика септического процесса. Таким макаром, оценив с тех либо других позиций (органных либо локальных) любым образом 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма динамику процесса, можно с определенной толикой ве­роятности предсказывать тот либо другой финал.

С других позиций подошли в 1981 году W.A Knaus и соавт. [23], ко­гда стали определять тяжесть состояния пациента, находившегося в 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма отделении насыщенной терапии с первых дней пребывания. Они отобрали 34 физиологических показателя, которые были ранжирова­ны от 0 до 4 баллов зависимо от того, как они были уда­лены от среднефизиологических значений. Итоговый балл 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма опреде­лялся в итоге суммирования всех отклонений. В следующем к этой шкале были приложены методики, при помощи которых произ­водилась такая же балльная оценка воздействия приобретенных сопутству­ющих болезней и возраста хворого. В конечном 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма итоге была сотворена мето­дика оценки тяжести состояния, получившая заглавие “Acute Physiology and Chronic Health Evaluation”. Аббревиатура из первых букв получила обширное распространение в виде “АРАСНЕ”. 1-ые исследования по новейшей системе 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма проявили ее эффективность в про­гнозе вероятности смертельных исходов.

Следует выделить, что описываемая система была разработана на базе контингента нездоровых, которые поступали в отделение ин­тенсивной терапии и реанимации с острой 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма патологией — травма, острые хирургические заболевания, послеоперационный период и т.д., так что степень выраженности заразного процесса в ряде всевозможных случаев была малой, хотя нездоровые с генерализованным вос­палительным процессом, возможно, все таки встречались [24—26).

Тем 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма паче любопытно сравнить эффективность этой шкалы со шкалами, разработанными на контингенте нездоровых с сепсисом и созданными для оценки конкретно этой категории нездоровых. В работе J.L.Meakins и соавт. [28] в 1984 году 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма было проведено исследование эффективности использования этой методики у нездоровых с внутрибрюшными гнойными болезнями (ограниченный и распростра­ненный перитонит, одиночные и множественные абсцессы брюшной полости). В итоге проведенных исследовательских работ создатели приходят 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма к выводу, что внесение дополнительной инфы о нраве гнойно-воспалительного процесса в брюшной полости и его анато­мической локализации к данным системы АРАСНЕ не привело к сколько-либо весомым изменениям эффективности прогноза.

Проведенные 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма сопоставления эффективности оценки прогностической ценности у нездоровых с генерализованными признаками инфекции пу­тем сравнения 2-ух шкал — SSS и АРАСНЕ проявили, что меж ними имеется тесноватая ровная положительная корреляционная зависимость (г=0.81. р<0.001). Таким макаром, идиентично 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма высочайшая прогностическая ценность обеих методик, их тесноватая корреляция, не­смотря на разный подход к формированию начального массива, являются принципиальным свидетельством неспецифичности генерализованной воспалительной реакции.

В следующем, беря во внимание громоздкость системы, создатели 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма на ее базе сделали новейшую систему — АРАСНЕ II. в какой использо­валось 12 рутинных характеристик, повсевременно контролируемых у нездоровых, находящихся в отделении насыщенной терапии. В пред­ложенной системе оценка состояния пациента может 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма изменяться от О до 71 балла, но, обычно, выше 40 баллов встречается очень изредка. При достижении тяжести состояния в 30 баллов летальность оценивается как минимум в 70 %,

В российскей литературе дилемме беспристрастной оценки тяже­сти 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма состояния пострадавших также уделяется достаточно огромное вни­мание. Как пример можно привести разработку Ю.Н.Цибиным и соавт. [4] так именуемого Т-критерия, на основании которого оце­нивалась продолжительность шокового периода и соответственно 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма прогно­зировалась возможность смертельного финала.

Этот способ только в некой степени может быть отнесен к оцен­ке степени тяжести состояния, так как в его базе лежит морфо­логическая “балльная оценка шокогенности травмы 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма” и функцио­нальные аспекты — кровяное давление, пульс и т.д.

Имеются данные литературы и о попытках квалиметрии хирурги­ческой инфекции [I], [3]. В базе системы, разработанной А.В.Столбовым, как представлено в публикации [3|, лежат обширно 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма всераспространенные (упомянутые выше) шкалы SSS, MSSS, SS.

В приведенных нами образчиках систем оценки тяжести состояния пострадавших можно отметить три, с нашей точки зрения, принципиальных характеристики.

Во-1-х, эти системы созданы для 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма использования при массовом поступлении покалеченых и нездоровых. Они также могут с успе­хом употребляться для сравнительной оценки эффективности но­вых препаратов и методов исцеления. Но они не созданы для разработки тактических 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма программ в лечении определенных боль­ных, нуждающихся в насыщенной терапии и соответственно для оценки их эффективности.

Во-2-х, не выявлено каких-то различий, а напротив, отмече­на высокодостоверная корреляция меж системами оценки, создан­ными 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма на базе исследования нездоровых с местными и генерализован-ными гнойно-воспалительными процессами, и меж системами, соз­данными без учета специфики нездоровых, а только базирующимися на выраженности патологического процесса, развивающихся органных нарушениях и 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма необходимости проведения насыщенной терапии.

В третьих, разработка оживленной оценки тяжести состояния боль­ного организма всегда должна быть нацелена на определенные задачки. Только тогда она обретает завершенность и объективность.

Из вышеизложенного представляется 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма естественным, что задачка соз­дания системы динамической оценки состояния пациента с генерализованными воспалительными процессами и с определением его главных витальных черт в определенный момент времени, также с возможностью на ее базе создать тактический 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма план исцеления с следующей поэтапной оценкой его эффективности, ос­тается по сей день животрепещущей.

В этой связи, совсем новый подход к решению данной про­блемы был предложен группой ученых из 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма Буффало, США. В базе разработанной ими системы лежало несколько положений.

Во-1-х, показавшиеся в то время (начало 70-х годов) в литера­туре сообщения о имеющихся закономерностях в развитии пато­логических процессов при 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма сепсисе. Имеется в виду нарастающая диспропорция меж доставкой и потреблением тканями кислорода и несоответствие меж завышенной сердечной производительно­стью и диспропорционально сниженным периферическим сопротив­лением (9, 46-48].

Во-2-х, очень оживленная природа экстремальных со­стояний, требующая соответственного 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма своевременного контроля и корректировки, что нереально без внедрения современных компью­терных технологий.

В-3-х, определенный набор физиологических признаков, поз­воляющих охарактеризовать хворого исходя из убеждений “временного среза”, что может 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма служить основой для выявления обычных патофи­зиологических паттернов.

В-4-х, разработка способов статистического многомерного анализа применительно к решению прикладных задач в области ме­дицины и. а именно, к выделению патофизиологических образов у нездоровых, требующих 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма динамического наблюдения и исцеления в отде­лениях насыщенной терапии.

На базе этих теоретических предпосылок содружеством докторов (Department of Surgery, State University of New York at the Buffalo General Hospital) и 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма математиков (Thomas J. Watson Research Center and Systems Research Center IBM) был разработан метод [16. 32, 33. 35] и сотворена компьютерная программка, реализованная в целую систему. — “CARE-system”, аббревиатура от “Clinical Assessment Research and Education system” [37].

Базой 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма для разработки этой системы послужили результаты анализа клинического течения у 157 нездоровых. Основная особенность при наборе материала заключалась в одновременном исследовании главных физиологических и биохимических характеристик. После тщатель­ной визуализации материала для статистической 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма обработки было ото­брано 695 блоков данных. В процессе проведения математического анали­за удалось выделить четыре обычных патологических кластера. По систематизации J.H.Siegel и соавт. [34] кластеры обозначены следую­щим образом:

— кластер “стрессовой 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма реакции”;

— кластер “метаболического дисбаланса”,

— кластер “дыхательной дефицитности”;

— кластер “сердечной дефицитности”.

На основании определения евклидова расстояния до каждого из их и вычисления меньшего определялось, к какому непосредственно кластеру принадлежит обследуемый пациент на этот момент вре 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­мени. Внедрение разработанного математического аппарата по­зволяло точно оценить и доброкачественную сторону конфигураций ( другими словами по направлению к какому кластеру пациент стал поближе по сравне­нию с предшествующим исследованием) и произвести 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма подобающую количественную оценку.

Долголетний опыт эксплуатации этой системы в 750-коечном клиническом лазарете городка Буффало, США, позволил выявить как положительные, так и негативные черты функционирова­ния системы. Во-1-х, она характеризуется 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма высочайшей лабильностью и позволяет довольно накрепко оценивать эффективность проводи­мой терапии. Во-2-х, внедрение этой системы позволило до­стоверно понизить летальность у хирургических нездоровых, не считая перенесших кардиохирургическое вмешательство, с 18.8 до 10.5 %.

В 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма то же время в самой системе имелся ряд недочетов, заложен­ных еще при ее формировании, которые неблагоприятным образом сказались на предстоящем ее функционировании. Во-1-х, отсутст­вие точных (имеется в виду беспристрастных) критериев о тяжести 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма септи­ческого процесса не позволило при разработке системы использовать рандомизированную подборку. В многократных публикациях создатели подчеркивали, что в базу этой системы положены клинические на­блюдения над нездоровыми с септическим и травматическим 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма шоком (не определяя непосредственно эти понятия), также с инфарктом миокарда.

Во-2-х, в процессе выбора признаков для сотворения этой системы создатели исходили только из патофизиологической необходимости. При всем этом не были исключены признаки 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма с высочайшей степенью взаим­ной корреляции и не применены аспекты статистического ана­лиза, включающие так именуемый “способ основных компонент”, что в значимой степени содействовало искажению итогового ин­формационного места 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.

Таким макаром, в период формирования одиннадцатимерного информационного места было допущено искажение, которое в следующем было выявлено при исследовании многофункциональных особенностей этой системы в “узловых”, либо “переходных”, точках при помощи математического аппарата теории “катастроф” [6]. В 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма процессе математического анализа было показано, что в “переходных” точках вероятны ситуации, когда при одних и тех же данных патофизиоло­гический профиль пациента может быть соотнесен не с одним, а с 2-мя обычными профилями 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, что является неправильным и свиде­тельствует о принципной неточности теории.

К огорчению, после целого каскада публикаций, посвященных эффективности разработанной J.H.Siegel и соавт. системы компью­терного мониторинга [31—38, 40—42], опубликование результатов 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма анализа этой системы с помощью теории “катастроф” привело, ве­роятно. к полному прекращению работ в этом направлении. В то же время разработанный ими метод был отлично применен G.Anvanzolini и соавт 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. [7] для сотворения системы многофункционального компьютерного мониторинга у нездоровых кардиохирургического про­филя. Необходимо подчеркнуть, что эти создатели применили для выделения в процессе математического анализа важных признаков конкретно ме­тод “основных компонент”, детально описав 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма его метод в качестве прикладного способа.

Таким макаром, на базе получивших уже в тот период распро­странение представлений о главных звеньях патогенеза сепсиса бы­ла изготовлена попытка сделать многообещающую систему функционально­го мониторинга. Она 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма оказалась довольно действенной с различных точек зрения и сначала показала необходимость подхода, ос­нованного на понятии “клинического вида”. Нам представляется, что внедрение предложенного этими создателями метода на ос­нове рандомизированной 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма подборки пострадавших с учетом необходи­мых дополнительных способов статистической обработки должно привести к созданию отменно новейшей системы многофункционального компьютерного мониторинга, сохранившей все положительные характеристики “CARE-system”, но без ее недочетов.


4.2. Обоснование избранного 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма подхода к разработке многофункционального компьютерного мониторинга

Предложенная J.H.Siegel и соавт. |33. 35] система функционально­го компьютерного мониторинга базирована на предположении, что применение математической методики кластерного анализа позволя­ет выделить типовые клинические образы (как 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма их именует сам создатель — паттерны [31. 32|). Патогенетической основой для опреде­ления таких клинических образов при неких критичных состояниях (травма, сепсис) послужили аспекты, характеризующие особенности баланса меж аэробным и анаэробным метаболическими способами синтеза энергетических 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма субстратов.

Теоретическим основанием для выделения этой особенности патогенеза шока послужили бессчетные сообщения патофи­зиологов и клиницистов о обычном для критичных состояний, в том числе и для септического шока, несоответствии меж относи­тельно высочайшей доставкой кислорода 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма тканям и его низким потреб­лением. с одной стороны, и меж нарастанием товаров анаэроб­ного метаболизма (лактата и пирувата) и понижением продукции углекислого газа — с другой. В связи с этим некие нарушения 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма главных видов обмена в процессе патогенеза сепсиса представляются последующим образом.

Воздействие заразного агента приводит к значимым на­рушениям метаболизма в организме пострадавшего. Сначала это характеризуется резким возрастанием липолиза, как основного источника 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма энергетических ресурсов, что сопровождается повышени­ем уровня свободных жирных кислот. Отсутствие (либо недочет) поступления экзогенных белков приводит к выраженному катаболиз­му белков мышечной ткани.

Образовавшийся в итоге миолиза пул аминокислот, к тому же 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма на фоне усиленного употребления неких из их, в значимой степени по собственной высококачественной структуре отличается от такого в организме здорового человека. По неким данным, это является одним из причин 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, предрасполагающих к синтезу “липовых нейротрансмиттеров” [29, 39]. В то же время имеются данные как экспе­риментальные, так и клинические [19, 27], свидетельствующие о пря­мом повреждающем действии эндотоксина на кислород-транспортирующие механизмы клеточной мембраны. Как следует, развиваю­щиеся метаболические 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма нарушения приводят, с одной стороны, к конкретной блокаде кислородзависимых метаболических меха­низмов в клеточке, а с другой — к неполному окислению ароматичных аминокислот и синтезу “липовых нейротрансмиттеров”. Это слу­жит базисом 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма еще одному патофизиологическому парадоксу, наблюда­емому при сепсисе, — несоответствию меж существенно повышен­ной производительностью сердца и емкостью сосудистого русла.

По прошествии уже более 20 лет после опубликования J.H.Siegel и соавт 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма. первых работ [31, 32], можно отметить, что мы имеем более глубочайшие представления о природе развивающихся ме­таболических нарушений, а именно, о роли экосистемы узкой кишки и синдрома энтеральной дефицитности в патогенезе сепси­са. Но главные отношения 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма меж нарушениями метабо­лизма и их патофизиологическим отражением при генерализованных воспалительных процессах, на которых основывалась разработка системы мониторинга, остались прежними.

Внедрение таковой патофизиологической базы вместе с мате­матическим аппаратом, разработанным сотрудниками исследова 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­тельского центра IBM, позволило уже в 1971 году выделить три типовых патологических клинических вида, воплощающих в инте­гральном выражении клинико-патофизиологическую характеристи­ку общего ответа на форсмажорную ситуацию у определенного хворого в определенный 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма момент времени. Они получили заглавие “паттерн А”, “паттерн В” и “паттерн С”. Для исследования были отобраны восемь переменных — среднее кровяное давление, центральное венозное давление, сердечный индекс, артерио-венозный градиент кислорода, венозное парциальное давление 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма углекислого газа и кис­лорода, кислотность венозной крови в единицах рН, время выброса (физиологический показатель, характеризующий контрактильную способность миокарда).

Эти исследования были произведены у 92 пациентов с различны­ми формами 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма септического и гиповолемического шока. Каждый па­циент имел от 50 до 200 данных, соотнесенных к одному временно­му показателю. Всего у пациента проводили от 2 до 10 исследовательских работ.

Описывая математический метод выделения соответственной подборки нездоровых, создатели подчеркивают [16, 35], что 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма после проведе­ния кластерного анализа и определения обозначенных патологических групп было произведено определение однородности групп исследуе­мых нездоровых. В итоге однородность таких групп нездоровых дос­тигалась начальным клиническим отбором — оставлялись толь 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма­ко нездоровые с признаками инфекции и признаками шока, а удалению подлежали нездоровые с приобретенными болезнями — циррозом пе­чени, сердечной и легочной дефицитностью. После окончания этого шага однородность подтверждалась статистическими способами.

Включение нездоровых с 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма первичной сердечной дефицитностью, которые отбирались для операций аорто-коронарного шунтирования, привело к необходимости пересмотра приобретенных 3-х профи­лей и выделению 4-ого уже в 1972 году [32]. В конечном итоге получен­ные 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма профили были соотнесены с клиническими чертами и были определены как:

— профиль гипердинамического стрессового ответа;

— профиль метаболических нарушении;

— профиль легочной дефицитности;

— профиль сердечной дефицитности.

Беря во внимание потребности в более детализированном описании насосной функции сердца 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма, к анализируемым признакам были добавлены еще два. Их внедрение в качестве определяющих в кластерном ана­лизе и привело к выделению специального профиля первичной сер­дечной дефицитности. Таким макаром, был сформирован массив и выделены 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма четыре обычных патофизиологических профиля.

Беря во внимание очень затруднительное представление в одиннадцати­мерном пространстве, был разработан математический аппарат опре­деления дистанции до каждого из обычных профилей от конкретно­го профиля пациента 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма на этот момент времени, что позволило перейти от одиннадцатимерного места к четырехмерному. Принимая во внимание первичность метаболических нарушений, бы­ло предложено изучить линию движения клинического течения у па­циента в 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма двухмерном пространстве, где по оси абсцисс откладывалось отношение дистанции до профиля “легочной дефицитности” к дистанции до профиля “метаболического дисбаланса” (отношение, позволяющее оценить выраженность анаэробного компонента в мета­болизме энергетических субстратов), а по 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма оси ординат — отношение дистанции до профиля “сердечных нарушений” к дистанции до про­филя “гипердинамического стрессового ответа”, позволяющее оце­нить выраженность нарушений первично сердечной функции либо периферической сосудистой сети [31].

В период с 1979 по 1983 годы 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма было размещено огромное коли­чество материалов, приобретенных при использовании данной системы в медицинской практике [10, 34, 36—40]. К огорчению, имеющиеся недочеты в структуре системы, на которые уже выше было указа­но, привели к прекращению ее функционирования.

4.3. Методика 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма разработки системы многофункционального компьютерного мониторинга

В период с 1988 по 1992 год в поликлинике военно-полевой хирургии были обследованы 207 пострадавших с тяжеленной механической трав­мой, поступивших в клинику по “скорой помощи”.

В итоге 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма кропотливой проверки данных были удалены наблю­дения с очевидными техническими погрешностями, также данные 3-х пострадавших, которые скончались через куцее время после трав­мы (в течение первых суток). Предпосылкой погибели послужила массив­ная 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма необратимая кровопотеря. Таким макаром, для предстоящего ана­лиза было отобрано 511 блоков наблюдений.

Они все содержали базисный блок, включавший 14 прямых показа­телей: кровяное давление систолическое (мм рт.ст.), артериаль­ное давление диастолическое (мм рт.ст 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма.), частота сердечных сокра­щений (уд/мин) — ЧСС, частота дыхательных движений в одну минутку — ЧД. ударный объем сердца (л) — УО, парциальное давле­ние кислорода в артериальной и венозной крови (мм рт.ст.) — Рао 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма2 и P2O2 — соответственно, парциальное давление углекислого газа в артериальной и венозной крови (мм рт.ст.) — Рао2 и P2O2 соот­ветственно, кислотность артериальной и венозной крови — рНа и pHv 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма соответственно, уровень гемоглобина (НЬ) в крови (г/л), насыщение гемоглобина кислородом в артериальной и венозной крови (в процентах) — НbО2а и Hb02v соответственно.

Внедрение этих характеристик позволяет оценить фактически все 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма звенья кислородного бюджета и, что представляется в особенности принципиальным, изучить связь меж доставкой кислорода тканям и его потреблением, которая в значимой степени меняется при развитии эндотоксикоза [5. 8. 20]. После проведения расчетов по со­ответствующим формулам 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма для сотворения системы многофункционального компьютерного мониторинга были отобраны последующие прямые и расчетные характеристики: ударный индекс (УИ), сердечный индекс (СИ), частота сердечных сокращений (ЧСС), индекс систолической работы левого желудочка сердца (СРЛЖ_И 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма), индекс минутной рабо­ты левого желудочка сердца (МРЛЖ_И), индекс общего перифери­ческого сопротивления (ОПС_И), среднее кровяное давление (АДср), градиент кислорода меж артериальной и венозной кро­вью (A-VO^), потребление кислорода 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма (ПО2), характеристики кислотно-основного состояния артериальной и венозной крови — рНа и pHv. характеристики парциального давления кислорода и углекислого газа в артериальной и венозной крови Рао2, Рvо2, Расо2, и Pvco2.

Из вышеперечисленных характеристик нужно было 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма с исполь­зованием специального математического аппарата выделить опти­мальное количество признаков, достоверно описывающих данный массив. С этой целью массив данных с обозначенными выше показате­лями был изучен при помощи способа 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма “основных компонент”. В ре­зультате проведенного анализа были выбраны восемь характеристик. владеющих наибольшим удельным весом в отобранных “основных компонентах”. Они приведены в табл. 4.1.

После идентификации характеристик массив данных был обработан с внедрением одной из 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма разновидностей кластерного анализа — кластерного анализа наблюдений.

Таблица 4.1


Удельный вес характеристик, отобранных способом основных компонент

———————————————

характеристики Удельный вес

———————————————

ЧСС 0,867

АДср 0,558

СИ 0,954

СРЛЖ_И 0.954

PVCO2, 0.800

PVO2 0.900

pHv 0.800

A-VO2 0.881


Суть способа заключается в выделении поочередным способом начально 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма данного числа кластеров на базе определенных признаков методом выявления их более устойчивых сочетаний [21]. Сформированное в согласовании с этим n-мерное кластерное место (в согласовании с задаваемым числом кластеров) исследуется 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма методом проверки аспектом Фишера, является ли выделение достоверным либо нет. В процессе проведения кластерного анализа с выделенными нами в конечном итоге подготовительного анализа способом “основных компонент” пере­менными были получены последующие результаты (табл. 4.2.).

В 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма таблице приведены сформированные устойчивые кластеры, вы­деленные в процессе анализа. Данные о достоверности разделения этих признаков на обозначенные кластеры приведены в табл. 4.3. Приобретенные данные демонстрируют достоверное (р=0.000) выделение этих кластер­ных образований 3.3. Клинико-термодинамические параллели в теории экстремального состояния организма на данном массиве, что подтверждается приведен­ным на рис. 4.1 графиком достоверности различий, приобретенных при проведении кластерного анализа, в выходных данных программки.

Таблица 4.2



33-rrrrs-rsrssrr-rrssrrsrrssryo-srryosrrsr-678214-rrssryos-rrsrsrrryorr-rrsr-rrssryos-rryorsrsrryor-srss-r-rsssr-rss.html
33-rukovodstvo-diplomnoj-rabotoj-programma-itogovoj-gosudarstvennoj-attestacii-vipusknikov-specialnosti-080107.html
33-samostoyatelnaya-rabota-studenta-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-audit-specialnost.html